Вниз страницы
Вниз страницы

†Волки: подпись кровью†

Объявление

Уважаемые игроки, не забываем кликать ТОПы!

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Правила форума.

-

Январь - месяц перемен!
Мы расскажем вам истории, которых вы никогда не слышали. Грядут обновления и масштабные квесты. Следите за обновлением новостей.
-

Декабрь 2016.
Форум снова цепляется за жизнь!
В очередной раз "Волки: подпись кровью" начинает масштабные работы по оживлению проекта. Где же ты, блудный сын?
-

Время года

Конец осени - последние числа октября.

Погода


Произошёл природный катаклизм. Температура опустилась до -18, с неба посыпались хлопья холодного, мокрого снега, который уже успел припорошить землю. Заметно похолодало, что сказалось и на воде. Все животные в недоумении, а кто-то готовится к худшему. Не спи - замерзнешь.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » †Волки: подпись кровью† » Шаг назад » [Альтернатива] Встреча вне времени


[Альтернатива] Встреча вне времени

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Участники: Индиго|Рейн ( отыгрывается этот персонаж игроком Скайэани )
Время, место: Прошлое, когда Ди была цела и здорова, место неизвестно, где-то потеряно, смыто, а, может быть, этого вообще не было?
Погода: довольно прохладно, на лес опустился легкий туман.

0

2

Солнце медленно плыло к горизонту, опускаясь в густой малиновый туман, застывший над долиной. Там, где лучи все еще касались верхушек деревьев, ласково оглаживая на прощание, кипела жизнь. Сотни птиц устраивались в свои гнезда на ночлег, суетились, ворковали, пыхтели. Еще большее количество грызунов сновало то тут то там, спеша юркнуть в свои норки и остаться там до утра.
Жгучий взгляд цвета плавленного золота был устремлен к неподвижной точке на горизонте. Хотя нет, о неподвижности не могло идти и речи, ведь он ждал эту точку именно здесь, посему неподвижной она точно быть не могла.
Сощурившись и вобрав в пасть побольше воздуха, Рей задержал дыхание и принялся усиленно шевелить маленьких волчат в своей голове, которые неохотно перетаскивали мысли с места на место и даже не думали порадовать его какой-нибудь новенькой идеей или картиной воображения. Под внимательным и пристальным взглядом, обращенным внутрь себя, волчата принялись скакать, бегать, сшибать друг друга, кувыркаться и путать все, что когда-либо построили ранее.
- Чушь,- резко оборвал себя волк, мотнул широкой лобастой головой и потянулся, чуть слышно хрустя хрящами и косточками.
- Рейн... Кхм, господин Рейн,- робкий голос мальчишки подмастерья обратился к нему. Молодой переярок, со слегка вздыбленной шерстью, сухой и долговязый. Он стоял перед Реем в самой, что ни на есть подчинительной позе и смотрел снизу вверх.
- Они уже идут. Куда направить их?
- Пусть тащат её сюда,- без агрессии, но довольно холодно ответил волк. Он не любил излишки агрессии и предпочитал использовать её лишь тогда, когда она была необходима. А еще, когда у него было плохое настроение. И когда его что-то не устраивало и... В общем было предостаточно поводов для того, чтобы выразить свое недовольство более грубо, но сейчас был совершенно не тот случай.
Встряхнувшись, серый сделал пару шагов в одну сторону от места на котором стоял, затем застыл в воздухе, будто бы передумал и проделал все тоже самое в другую сторону. Окинув пристальным взглядом место, где он находился, Рейн остался удовлетворен и подошел к самому обрыву скалы, усевшись к нему мордой. А за спиной у него простиралась отступ в скале. Подход на эту площадку был довольно узким и был сопряжен с неминуемой опасностью для жизни, поэтому мало кто желал подниматься в резиденцию канцлера и беспокоить его. Сбоку из горы произрастало сухенькое, тонкое деревце акации, а под ним находился широкий, плоский валун. Рей любил здесь отдыхать и проводить дни, окидывая свои владения, вид на которые, к слову, открывался просто шикарный, цепким и внимательным взглядом.
- Что ж... Очередная пленница. Что я с ней сделаю? Быть может просто изнасилую и сброшу прямо сейчас с этой скалы. Или может отдать её бравым своим воинам, как награду? Сколько заманчивых желаний, что же выбрать...

+1

3

Волчица не обращала внимание на погоду. Нет, она, конечно же, насладилась бы прекрасным пейзажем, который раскинулся над лесом, заметила бы, как тихо перещелкивались птички где-то в тумане, услышала бы как, где-то копошатся мыши... В общем, сласть, а не день, вот только положение у черной не то. Серебристый взгляд скользнул по кронам деревьев: метров пятнадцать вперед разглядеть можно, а дальше непроглядная серая тьма, хотя, ей скорее всего просто казалось. Волнение, знаете ли. Я бы смогла удрать, да лапа болит... Черт бы побрал белого.
   Индиго, на удивление всем, шла гордо, смотря на всех довольно дерзко, не выказывая ни страха, ни сопротивления. Трое волков, которые вели ее к их господину, были довольно потрепаны: волчица постаралась. Да и выглядела эта троица не как конвой, а как ее свита. Но вернемся к тому, как она попала в столь неудобную ситуацию.
   Индиго была неглупой волчицей, совсем, наоборот она была довольно умна, но зазнайство и любопытство всегда играли с ней плохую шутку. Ей были интересны эти земли. Ей хотелось узнать, что же там. Вспоминая прошлую стайную жизнь, волчица не сомневалась, что ей удастся пройти незамеченной, более того, ей бы это удалось, если бы... Если бы не ее колоссальная способность везде и всегда находить проблемы на свой пушистый зад. Грубо говоря, она оказалась в окружении трех волков, Индиго решила, что ее самый важный долг в жизни - потрепать их, что она и сделала. Вот только лапы подвели: убежать не смогла; один из этой великой троицы цапнул ее за лапу. Как-то так она и оказалась здесь.
   А где это "здесь"? А "здесь" - это у тропинки, ведущей на небольшую каменистую площадку. Шанс удрать? Волчица оценивающе прикинула, сможет ли она скинуть сразу троих вниз, а затем удрать так, чтобы тот серый не догнал... В общем, она решила не рисковать. За убийство волков может прилететь по полной, а так... Может быть пронесет?
   Без доли страха или сомнения волчица первая шагнула на тропу, ударив по носу высоко задранным хвостом одного из своих "провожатых". Мельком глянув вниз, Индиго хмыкнула, отмечая легкое, смутное движение в душе: она бы спрыгнула. Ее почему-то эта новость не удивила. Каждый безумен настолько, насколько позволяет его сила. Мне нет нужды прыгать, хотя... волчица остановилась, глянув на серого.
Волк был довольно крупный, наверное, самый крупный из тех, кого видела она сама и намного выше ее. Индиго сразу отметила, что серый ей не нравится, было что-то в нем такое... неприятное для ее души. Выше задрав голову, не желая смотреть на серую спину снизу вверх, волчица хмурилась. Трое волков, которые, казалось бы, не вели заложницу, а составляли ей компанию, неуверенно начали, сбиваясь и запинаясь. Один из них - рыжий, небольшой волк, чуть выше Индиго - произнес, наконец, без запинки доклад
- Господин Рейн, волчица нарушила нашу границу. - "волчица" усмехнулась, зло глянув на рыжего, ей не нравился такой тон волка, как у раба или слуги. Рейн, значит.
Индиго еще более внимательнее глянула на серого: ничего примечательного кроме роста. Почти однотонная серая шерсть, только уши почти черные. Переведя взгляд на троих: рыжего, белого и черного; Ди лишь фыркнула, наблюдая на их мордах страх и желание побыстрее удрать отсюда.
- А вы куда смотрели? - зло выдохнула волчица, смиряя троицу презрительным взглядом. Ей и самой хотелось уйти, нужно было скинуть, но еще ей хотелось узнать об этой стае, что они и, главное, кто. А о том, что тебя прихлопнут, не подумала? - я просто зашла на их территорию. - ты просто сумасшедшая.

+1

4

Наконец их запахи стали настолько отчетливы, что даже сидя к ним спиной, волк прекрасно их чувствовал. Сопровождающих патрульных ему узнавать не нужно было, а вот запах замешавшийся между ними вызывал легкий интерес. Позади раздался неуверенный голос. Это рыжий. Не плохой малый, но как и всегда жутко робеет перед Рейном. Серый усмехается сам себе и дергает черными ушами. Наконец, с легкой ленью в движениях, волк поворачивается к прибывшим. Взглядом он цепляется в морду волчицы, осматривая её от кончиков ушей до самого черного носа. Не забывает задержаться на глазах. Затем переходит к осмотру тела, для этого он начинается медленно двигаться по кругу. О нет, это совершенно не тот приветственный ритуал, которым пользуются два волка, дабы вежливо и безопасно познакомиться. Рейн не собирался быть ни с кем вежливым, он просто нагло ощупывал взглядом тело волчицы, периодически тянул её запах. На его губах застыла довольная усмешка, а глаза то и дело поблескивали.
Обойдя все же её и остановившись вновь напротив морды, серый сел и выражение его морды мгновенно изменилось. Ухмылку будто смыло, уголки губ опустились вниз, а взор стал скучающим и тусклым.
- Обыкновенная мразь, ничего нового,- коротко пояснил он и перевел взгляд за спину волчицы на троицу патрульных,- Киньте её в яму для пленных. Она такая же интересная, как и геморрой старого Луи.
Затем волк вновь легко поднялся и так же непринужденно, чуточку ленно направился к своему валуну. Запрыгнув на камень, серый сладко растянулся на нем, вытянув передние лапы, а задние чуть свесив на бок. Его взгляд вновь устремился в долину. Солнце уже успело зайти и на землю мягкой поступью наступали сумерки, становилось чуточку прохладно. Казалось, он уже и вовсе забыл о пленнице, как только с его губ слетел приказ. А быть может он ожидал чего-то от нее? Чего-то, что заставит его встрепенуться и обратить на неё внимание?

+1

5

Индиго не понравился осмотр. Ей вообще не прельщало находиться под микроскопом. Шерсть ее слегка вздыбилась, а голова, которая была вздернула вверх, опустилась на уровень плеч. Она понимала, ее оценивают. Впрочем, волчица была нрава спокойного, почти, но вот слова сдержать с безэмоциональным лицом не смогла.
- Обыкновенная мразь, ничего нового,- Удивление, смешанное с замешательством, а затем осознание, и черная не удержалась, глухо зарычав, она снова вскинула голову, смотря на серого с презрением и раздражением. Киньте её в яму для пленных. Она такая же интересная, как и геморрой старого Луи.
Ди молчала, ничего не отвечая в ответ, но и не двигалась с места. Трое слегка занервничали, один из них - черный - попытался ухватить ее за загривок, на что Индиго зарычала громче, резко дергаясь в сторону волка, лязгая зубами перед самой его мордой. Она была младше серого, может быть, даже намного младше. Уже успев оценить и силу противника, Инди понимала, что она и слабее его, но гордость почему-то отчаянно сопротивлялась.
- Сам вали в свою чертову яму, М р а з ь - последнее слово она выплюнула на свой манер. Голос дерзкий, с отвращением к серому. На что ты надеешься, Сумасшедшая? Здесь его территория, его стая, он сильнее тебя и опытней, какого черта?
И черная вмиг оказалась у камня, ей не нравилось, что тот, и так довольно высокого роста, был теперь еще выше. Она забыла о патрульных, а вот те испугались не на шутку. Рассерженный, злой взгляд буравил волка, ее выводило из себя это спокойствие, безмятежность. Ей не нравилось быть неинтересной, вопрос вот в том, понравится ей быть интересной? Впрочем, чего она желала добиться было и для нее самой непонятно, просто она хотела сделать так, не смогла сдержать оскорбления, кинулась вперед. Зачем?

+1

6

Краем глаза он видел, что она рассердилась. Была в легком замешательстве, а затем оказала сопротивление патрульным. Насколько Рей мог быть удивлен - он удивился. Почему его бравые патрульные стоят как вкопанные и не решаются просто схватить девчонку?
- Их же трое... Разве нет? - Может у меня рябит в глазах, но мне казалось, что вас трое,- угрожающий рык, пронизывающий густой воздух раздался меж плотно сжатых от неудовольствия губ серого. Выкрик черной он проигнорировал, даже не поведя ухом.
- И это все? Слабовато, малышка,- мельком проскочила мысль, снова уступив место неудовольствию от поведения подчиненных.
- Соплежуи, ничего нельзя доверить. Позднее мы обсудим вашу долю в стае,- рявкнул Рей и еле заметно кивнул мордой, давая понять, что жалкие соплежуи свободны и могут убираться. Сам же волк медленно и с большой неохотой поднялся на валуне, потянулся и уже нацелился было спрыгнуть вперед и направиться к своему наблюдательному пункту. Но в последний момент будто бы передумал и резко подался в бок, спрыгивая на волчицу. Элемент неожиданности сыграл свою роль, серый сбил незнакомку с лап и тут же прижал её своим весом к земле, не давая возможности вывернуться или столкнуть себя. В мгновение одна его лапа вжалась в горло волчицы, а в зубах оказалось её запястье.
- Что ты сказала, маленькая тварь?- медленно проговорил волк, начиная двигать челюстями, как бы пережевывая хрупкую лапку черной. Тихонечко захрустели костяшки, но он не остановился, а продолжил сжимать челюсти, будто бы перемалывая косточки лапы.
- Я не слышу, мразь...- прорычал сквозь зубы, горящим взглядом смотря на самку сверху вниз и продолжая причинять ей адскую боль своими зубами. Естественно он понимал, что черная может оказать сопротивление, а поэтому сильнее прижался к ней телом, не давая двинуться с места.
- Ты еще не жалеешь, что не отправилась в яму?- холодно и насмешливо переспросил волк, слегка расслабляя хватку и вновь вгрызаясь и кажется уже разрывая связки передней лапы незнакомки.

+1

7

- Может у меня рябит в глазах, но мне казалось, что вас трое,- Уже со зрением плохо? не будь волчица раззадорена словами и отношением серого, может быть она и посмеялась бы. Сейчас же все ее внимание сосредоточилось на волке. Он чертовски ее злил, ненависть легкой тенью заползла в ее сердце. Чем-то этот волк заставлял сжаться ее душу от предвкушения, страха и ненависти. Странная смесь, но она действительно первый раз испытывала что-то подобное.
- Соплежуи, ничего нельзя доверить. Позднее мы обсудим вашу долю в стае,- троица тут же растворилась, будто бы их и не было. Индиго слабо на это отреагировала. Значит, можно было их столкнуть вниз?.. Чуть повернув голову, она убедилась в их исчезновении, на что не совсем обрадовалась. Ненавижу, почему они так пресмыкаются перед ним? Какого черта у волков такие лакейские замашки?
Затем же, услышав небольшое движение на валуне, она устремила свой светлый взор на серого. Миг, волчица на земле, не совсем понимая, как. Та, что обычно реагировала быстрее остальных, та, что считала себя быстрой и ловкой, сейчас была прижата к земле, не проследив даже за движениями волка. Замешательство, молодец, парень, взял неожиданностью. какого.. черта? как? Лапа на горле, не давала вздохнуть, от чего волчица лишь лязгнула зубами, а вот хватка на своей конечности заметно ее расшевелили, как бы будя после оцепенения.
- Что ты сказала, маленькая тварь?- Индиго вздрагивает, как от удара плетью, злиться.
Резко дернув несчастную лапу на себя, ощущая, как кость трескается под чужими зубами, Ди сжала челюсти, не позволяя себе такой роскоши как крик или стон. Задние лапы довольно чувственно ударили по шкуре серого, в попытке скинуть с себя тяжелую тушу, а волк оказался намного тяжелее черной, хотя и выглядел подтянуто и легко.
- Я не слышу, мразь...- очередная попытка ударить лапами, скинуть, сбросить эту непосильную тяжесть. Одного тела было вполне достаточно, чтобы задавить ее, по крайне мере, ощущения у волчицы были именно такие.
- Ты еще не жалеешь, что не отправилась в яму?- рывок, волчица скидывает лапу с своей глотки. Скалясь от новой боли в лапе, она впивается зубами за ухо волку, особо никуда не целясь, просто попалось первым в пасть, задние лапы снова ударяют по серому. И Индиго позволяет себе издать хриплый рык, а затем, сквозь зубы, вкладывая весь яд, что у нее имелся, произнесла
- Ты не слышал меня? В а л и в с в о ю ч е р т о в у я м у с а м, М Р А З Ь  - каждую букву она произносила отчетливо, будто бы стараясь задеть серого как можно сильнее.

+1

8

Черная боролась. Она скорее боролась не с ним, а с собственным желанием заскулить, застонать, проявить слабость. Стиснутые зубы и напряженный взгляд выдавали её борьбу, но это лишь сильнее забавляло Рейна. Ему все еще была безразлична эта самка, но желание растоптать её и унизить заставляло биться слабую жилку интереса.
Чем сильнее он сжимал зубы, тем более яростными были её попытки освободиться. Похоже, она не привыкла признавать поражение и была готова биться до конца. Это с одной стороны забавляло, с другой же невыносимо бесило. Еще несколько попыток его столкнуть и вот, лапа съезжает с горла, упираясь в землю, а незнакомка делает яростный выпад, вцепляясь зубами в первое, что ей попалось. Ухо неприятно заныло от тупой боли, но Рей не привык обращать внимание на такие мелочи. Он без особого сожаления подался назад, заставляя зубы черной соскользнуть с уха оставив глубокую царапину. Так же, ему пришлось и выпустить лапу волчицы, тем более, что толку от неё уже никакого не было - порванные сухожилия, раздробленные костяшки. Без лекаря конечность уже не восстановится как прежде. Волк выпрямился во весь рост, нависнув над своей жертвой. Его пасть прорезала зловещая улыбка и он в голос захохотал, размахивая пушистым хвостом.
- Маленькая дрянь,- едко проворковал волк и схватил зубами волчицу за щеку. Пару раз потрепал и выплюнул. Его зубы были совсем рядом с глазом, но не задели его. Пока не задели.
И тут же он спрыгнул с волчицы. Его движения были легкими и грациозными, Рейн понимал, что так же легко она не вскочит сейчас на лапы. Из-за травмы, из-за заливающей глаза крови со щеки, из-за того, что она элементарно некое время лежала на спине и не сможет быстро сориентироваться в пространстве. Это было ему лишь на лапу.
Отпрыгнув чуть в бок, а затем вперед, поднырнул под пленницу и заставил её перевернуться, плюхнувшись на живот.
- Теперь эти гадкие зубки не будут портить мою шкуру...- встав над ней, Рей прихватил тонкую и очень болезненную кожу на голове сразу за ушами, не давая черной особо сильно двигать головой, а сам же вновь накрыл её своим телом, распластав по земле. Он дышал резко и рвано, его забавляла и возбуждала эта игра. Можно ли сломать душу насилием над телом? Безусловно, просто у каждого свой болевой порог.
Кровь с его уха упала ей на щеку. Серый довольно усмехнулся, переводя на затылок самки лапу, а сам медленно слизнул языком капельку и прошептал.
- Ты заплатишь за мою кровь, будь уверена.

+1

9

Зубы громко щелкнули по воздуху, соскальзывая с шерсти серого. Как-то разочарованно выдохнув, волчица прошлась языком по своим губам, пробуя чужую кровь. Лапа больно заныла, пульсируя и давая о себе знать: встать на нее черной не удастся в ближайшее время. Голова внезапно стала совершенно пустой, мысли куда-то исчезли, явно не намереваясь возвращаться обратно.
Позволительный рваный вдох: волк поднялся, перестав давить своей тушкой на самку. Пара мгновений для того, чтобы собраться с духом и вернуть свою принадлежность этому миру, Индиго совсем не нравилась роль снизу, обычно, она вела любой бой. Обычно. И над ней никто не смел смеяться. Сжав зубы, волчица дернулась, лязгая зубами. Ей не нравилось, совсем. Напрягаясь всем телом, она пыталась прожечь своим взглядом дырку в этом омерзительном волке. Презрение.
- Маленькая дрянь,- Дернувшись в бок от выпада, но не избежав его, волчица зажмурилась. Довольно сильные челюсти сжали щеку, заставляя ее поморщиться от новой боли, неосторожное и инстинктивное движение: поврежденной лапой толкает волка в шею, тут же шипя от своей же глупости и новой волны боли.
  Серый отпускает, но Индиго не шевелиться, зная, что ей не дадут встать, зная наперед, что она не сможет встать, просто напросто не успеет. Глаза все еще закрыты, пытается прийти в норму, не тратя лишние силы на пустые попытки, которые ни к чему не приведут. Волк явно играется, Ди это понимает, так же она понимает, что игра эта довольно опасна для нее, да и вообще, злит безумно. С ней и играются. Губы вздрагивают, глаза резко открываются и смотрят на волка, вот только Индиго не ожидала, что ее перекинут на живот. Совсем. Выдыхает от боли, вздергивает голову вверх и замирает, чувствуя зубы на своем затылке. Вот же мразь.
Индиго чувствует кровь на своей щеке, как-то судорожно выдыхает, ее тоже заводит эта игра, но не так, как волка, к тому же, она не признается себе об этом. Это не то, что ей хотелось бы ощущать в данный момент. Горячий язык проходит по щеке, слизывая свою собственную кровью, от чего черная дергается, недовольно шипит.
- Ты заплатишь за мою кровь, будь уверена. - Индиго кривит губы в усмешке, хотя ей и далеко до волка. Рваный выдох и волчица отвечает.
- Не понравилось? - в голове черная перебирала возможности побега, но ничего на ум не шло. Выйти из этого положения.. А почему бы и нет? Индиго резко дергается, заставляя упереть серого лапу в землю, как раз в досягаемости ее собственных зубов. Волчица не теряет момента, впиваясь чуть выше подушечек лапы: вырывать драгоценную конечность не вариант, хватка у черной не хуже чем у Рейна.

+1

10

От каждого не правильного движения, волчица шипит. Она ведь не может заскулить, не может позволить себе такую роскошь. А Рейн будто бы понимая это - лишь только и ждет момента, когда надавив посильнее он получит то, что очень хочет - её бесповоротное унижение.
Понимания, что разыгрался уже не на шутку, волк едва заметно трется животом и грудью о её спину. От неё пахнет иначе, совершенно не похожий запах на тех, что живут здесь. Видно, что она издалека, но кто она?
Его задумчивость и возбуждение играет с ним злую шутку. Черная вновь дергается, лапа волка соскальзывает, оказываясь прямо перед пастью пленницы и та не упускает возможности и пользуется оплошностью. Зубы хватаются за довольно нежное место, но серый в азарте и не готов сейчас закончить игру. Он вновь хватает самку за затылок, перебирая челюстями и стягивая её кожу. Здесь она очень тонкая и даже шерсть не спасает. Клыки стремятся прорвать кожу, пустить кровь. Но в один миг волк понимает, что это может плохо для него кончиться. Ведь самка упряма, как сто баранов, а значит заставить её разжать зубы раньше, чем она успеет его серьезно поранить - будет невозможно. Следовательно, нужно прибегать к другому методу и чем раньше, тем лучше, пока она ничего не сообразила.
Задней лапой волк едва раздвигает задние лапы самки и слегка привстает, но при этом давит грудью, заставляя её отставить зад. Его теплые бедра и пах трутся о её промежность, серый горячо выдыхает.
- Сладкая шлюшка... Отпусти мою лапу и я покажу тебе настоящую волчью силу,- он шепчет сквозь зубы, слегка отпуская её затылок. Он хочет, чтобы она отвлеклась, но не на то, чтобы отпустить. Напротив, он ждет, что зубы черной сильнее сдавят его лапу, она будет думать только об омерзении к нему.
Маневр кажется прошел, волчица не собиралась отпускать. Но этого ему только и нужно было. В один миг Рейн сильнее перехватил затылок зубами, потянул свою лапу на себя, причиняя конечно же себе боль, но чуть разворачивая голову самки, и с силой ударил черную головой о землю.
Затем перехватил и еще сильнее ударил. Он не рассчитывал, что она умрет, нет эта нахалка точно так просто не оставит эту жизнь. Он просто хотел её вырубить, предполагая, что первый удар придется ей прямо в нос, а второй в висок - одни из самых уязвимых мест.

+1

11

Боль в затылке, но Индиго так же как и волк не готова остановиться сейчас, она сжимает сильнее, но не стараясь сломать, просто причиняя боль, желая помучить чуточку больше, чем серый мучил ее. Голову отпускают, что черной не нравится, но подумать об этом хорошенько Ди не успевает.
На манер волка, пародируя его самого, она медленно сжимает хрупкую лапу. Вот только действия волка заводят ее не туда, она слишком тяжело выдыхает горячий воздух. Все таки и ей свойственен азарт. Сжимая лапу сильнее, не давая себе права вдохнуть полной грудью, своего рода сладкое удушье. Волчица с каким-то новым удовольствием чувствует вкус чужой крови на своем языке, как-то излишне громко выдыхает. Первый раз она ощущает что-то подобное, какой-то кайф от своей и его боли.
- Сладкая шлюшка... Отпусти мою лапу и я покажу тебе настоящую волчью силу,- на слове "шлюшка", волчица сжимает до слабого хруста. Лапу она все таки ему сломала. Черная жмурится, когда волк тянет лапу на себя, осознавая свою ошибку. Выпуская из пасти мешавшую конечность, как-то отдаленно замечая, что и он пока ей пользоваться не сможет, она может лишь жмуриться, терпя удары. Первый, второй...
Сладкая темнота застелила глаза, но нет, Индиго не отключилась, просто  дезориентирована, обмякнув, черная прекратила какие-либо попытки к сопротивлению. Хотя бы несколько минут... Дайте несколько минут. Прикрыв глаза, волчица не подавала признаков жизни, у нее не было задумки обмануть волка или что-то еще в этом духе, просто ей действительно требовалось время для восстановления своей ориентировки в пространстве. Ей чудится, будто бы в самое ухо, не в голове, а извне ее внутренний голос что-то говорит, а может быть это серый пытается до нее достучаться. Кто знает. Впрочем, в попытках собраться и угомонить резкую боль в голове, волчица не могла дальше оказывать сопротивление, ее сейчас волновал не сам волк, а боль. Не признаваясь самой себе, она, однако, понимала, что боль ей нравится. Смеясь над собой, да и над волком тоже, волчица слабо усмехнулась, все еще не открывая глаз. Ей было чуждо все это, она чувствовала, как кто-то был сильнее, первый раз она так кому-то уступала. Все же, волчица решила пока поваляться, пока можно.

+1

12

Все удалось. Самка разжала челюсти и обмякла. Было видно, что сознание не до конца покинуло её тело, а значит расслабляться пока нельзя. Можно взять небольшую передышку, вернуть себе самообладание, справиться с бешеным азартом, застилающим глаза.
Серый выпрямился и поджал одну лапу под себя. С неё на землю капала кровь, пару раз пройдясь по ране языком, он оглянулся назад. Туда, где от узкой тропки по над скалой расположился волчий лагерь. Волки там были заняты своими делами, ведь им было недоступно восхитительное зрелище, разыгравшееся на уступе.
Склонившись к черной, Рейн провел носом по её щеке, затяжно втянул её запах и облизнулся. Затем оскалился и схватил её за загривок. Медленно он оттащил её к узкой дорожке, медленно спустился вниз, а на последних метрах просто швырнул её вниз. Тело гулко упало наземь, заставив всех членов стаи замереть и повернуть головы сначала на пленницу, а затем поднять взгляды полные страха на Рея.
- Киньте это в яму... Не кормить, не поить. Никому не приближаться,- прорычал клокочущим голосом волк и отряхнулся. Затем взглядом он нашарил бурого волка, лежащего в стороне и кивнул ему, мол зайди ко мне.
Прошествовав в свою пещеру, что была там же на уступе и чуть прикрывалась валуном, волк рухнул на мягкую подстилку из мха и закрыл глаза. Следом вошел бурый рослый волк, который нес что-то в пасти.
- Дикая штучка... Рыжий кажется выдернул клок из её хвоста прежде, чем скинуть в яму. Кажется, она сильно потрепала им нервы, пока её вели сюда.
- Заткнись,- беззлобно проворчал волк, вытягивая вперед раненую лапу и давая лекарю её осмотреть,- Эта тварь всего лишь игрушка. Поиграю, сломаю и выброшу. На кой она мне сдалась? А этим...
Рейн задвигал челюстями, представляя какое наказание ждет патрульных, а затем продолжил, - Я чувствую, что надо уменьшить ряды наших доблестных патрульных и воинов, которые даже с девчонкой справиться не могут. Ой!- волк вздрогнул от того, что лекарь слишком сильно затянул повязку, крепящую шину к лапе.
- Но ведь и ты не сразу её отключил...
- Я хотел с ней поиграть. Она оказалась не такой уж и безобидной. Ну... Ничего. Зубки то я ей повыломаю,- пообещал сам себе Рейн и свернулся калачиком на своем ложе, махнув хвостом, что лекарь может уходить.

Тихая звездная ночь повисла над горой Челисти, где обитала стая Рейна. С тех пор, как пленница сидела в яме без еды и воды прошло три дня. Можно было бы подержать и подольше, но эти дни стояла изнуряющая жара, от которой из ямы исходил гнилостный запах уже разложившихся там трупов и жрущих их червей, а посему самка должно быть уже была готова пойти на что угодно, лишь бы вылезти оттуда. Именно это и собирался проверить серый, спустившись со своего уступа и приблизившись к яме.
- Эй, маленькая тварь. Вкусные черви у нас в яме?- глаза волка отсвечивали бликами луны и сияли довольством, когда он смотрел сверху вниз.

+1

13

Очнувшись наконец от своего небытия, волчица резко поднялась на лапы, с омерзением отшатнувшись к более или менее свободному месту. Решил меня заживо заставить гнить? Собака. Лапа все еще болела, затылок и щека - тоже. Собираясь с мыслями, она принялась приводить себя в более или менее нормальный вид. Ненависть тихо и мирно кипела в ее душе, она хотела снова почувствовать вкус его крови, оказаться по... нет стоп, не о том. не о том... Кха
Три дня были довольно долгими. Нос все никак не мог привыкнуть к ужасной вони, может быть, так и воняет нежить, если не хуже. Она бы могла сожрать падаль, вот только почему-то с отвращением откидывала эту мысль. Голова все еще иногда побаливала, все таки она схватила сотрясение, что же, неудивительно. Сопротивление будет до нельзя плохим, но все же будет.
- Эй, маленькая тварь. Вкусные черви у нас в яме?- волчица слабо шевельнулась, нехотя поднимая голову вверх. Пришел таки, мразь. У нее возник небольшой план, раз волк пришел, значит хочет, чтобы волчица вела себя удобнее для него, мертвой не нужна, а значит нужно... Волчица приготовилась состроить жалобный голосок и попросить, но... она захотела немного иначе.
- Выпусти! Пожалуйста вытащи меня отсюда! - выдох, Индиго собиралась с силами - Я больше не могу! - в голосе слышится отчаяние, волчица хотела бы продолжить, но язык не повернулся, вместо того, что умолять, пойти на хитрость дальше , волчица выдохнула хрипло с какой-то злобой.
- Этого ждал? - на лапы волчица подниматься не собиралась, да и вообще более шевелиться тоже. Она устала, щелкнув челюстью, волчица положила голову на сырую землю. Прикрывая глаза, черная решила наплевать на все, унижаться и лизать ему лапы она не хотела. Все равно сдохну, а помирать плебеем не хочется, к тому же... Такой мрази подчиняться - отвратительно
Несмотря на все свое раздражение, усталость и жажду, голод почему-то особо не ощущался, волчица не готова была уступить, ни себе, ни волку. Может быть она подохнет в этой чертовой яме? Может быть.
- А насчет червей... Тебе виднее, псина. -  как бы опомнившись сказала черная устало, без особых эмоций, лишь бы отвязаться. Пройдя языком по губам, волчица понимала, что жажда становится все таки больше, а от такого близкого, хотя и маловероятного, спасения горло сдавливало сильнее.

+1

14

Из ямы тянулся гнилостный запах, Рейн морщился, но все же не отходил. Он следил за движениями волчицы, за малейшими изменениями в ней, но все равно мало что мог различить. Она лежала, слушая его, а затем заговорила сама. Тихий, жалобный голос на грани с паникой. Он почти поверил и почти разочаровался.
- Ну нееет... Неужели игра так быстро кончится? Я уж только начал входить во вкус,- волк выдохнул, уже готовясь развернуться и приказать кому-нибудь из воинов убить шавку, но... Но вдруг раздался все тот же дерзкий голосок, а затем щелчок челюстями.
- Ну вооот, это уже другое дело. Прекрасно,- волк усмехнулся, облизнув клыки языком. Затем он поднял что-то с земли и кинул это в яму, попав на волчицу. Этим предметом оказалась мокрая, склизкая лягушка. Еще живая. Черная могла облизать влагу с земноводного, а затем и перекусить. Но станет ли она пользоваться подачками серого? Переборет ли омерзение?
- Ты мне еще должна за пролитую кровь, помни,- хохотнул волк, развернулся и пошел прочь от ямы. Он не собирался так просто отступать. Ему нужно было дразнить её, мучить и в итоге сломать. Тем более, что фрукт попался не из сладких.

Следующие несколько дней прошли в заботах и делах. Палящее солнце не покидало днем ямы, а с наступлением сумерек на землю опускалась духота. В лагере практически никого не было, все волки спасались от жары у водопада, изредка выходили на охоту, ведь в такую жару даже есть не хотелось особо. Зато пить хотелось безусловно.
В один из дней, когда три или четыре солнца уже сменили друг друга над ямой волчицы появилась лобастая бурая голова. Вскоре самку схватили за загривок и выволокли наружу. Никто не опасался, что она окажет сопротивление, однако на всякий случай мягкими ветками ивы ей затянули пасть и закрепили за ушами, чтобы она не смогла кусаться.
- Пошли,- бурый подтолкнул её к небольшой тропинке, продолжая слегка держать за загривок, ведь был на голову выше её. Но эта мера была скорее для того, чтобы помочь ей идти - ослабленной, обезвоженной и на трех лапах, нежели кто-то боялся что она удерет.
Привели черную прямиком к водопаду. У его подножия пузырилась вода, разбрасывая брызги влаги. Большинство волков купались, кто-то отдыхал в тени на берегу. Рейн лежал на небольшом возвышении и довольно жмурился от попадавшей на него влаги.
- Посмотрите кто пришел,- волк вальяжно потянулся, но места своего не покинул. Зато кивнул провожатому черной, что тот свободен.

+1

15

Лягушку волчица скинула с себя в отвращении. Не то, чтобы она брезговала, скорее просто ненавидела всех земноводных, не в ее вкусе.
- Ты мне еще должна за пролитую кровь, помни,- сжав зубы, волчица поморщилась, вот кто-кто, а волком она действительно брезговала. И чем больше она находилась в этой яме, тем сильнее было отвращение к серому. Ненависть тихо разъедала ее душу, пробирая до костей и не давая сдохнуть. Желание отомстить и доказать, что она сильнее, что она сможет выдержать все, что тот выдумает.
Жажда становилась все невыносимее, заставляя волчицу грызть собственную лапу. Кровь хоть немного, но сглаживала боль в животе и горле. Тактика черной сменилась, она не поднималась на лапы, да и вообще, не обращала внимание ни на что, кроме самой себя. Ее уже не волновало, сдохнет ли она здесь из-за своей излишней гордости, или ее убьет серый. Утыкаясь носом в холодную землю, волчица фыркала, она уже привыкла к жуткой вони, ей казалось, что и она сама начинала заживо гнить, может быть так и было, а может быть она начинала бредить. Ее это тоже особо не волновало.
Валяясь с закрытыми глазами и не думая особо ни о чем, волчица вдруг почувствовала боль на холке. Огрызнувшись и хрипло рыкнув, волчица все таки замерла: зубы на загривке потревожили раны на затылке, что волчице не особо нравилось. К импровизированному "наморднику" черная особого интереса не изъявила, да и вообще к волкам. Ей было плевать, смотря на все зло и раздраженно, она все таки была замученной и усталой.
- Пошли,- Индиго сначала хотела бы стоять как вкопанная, заставив тех тащить ее, но потом передумала, все таки зубы на загривке не давали ей полного права на сопротивление.
Но увидев воду, волчица замерла, остальной участок пути ее пришлось волочить по земле, Индиго отказывалась сама передвигать лапами. Потеряв всякий интерес к серому, Ди даже не смерила того взглядом. Грубо говоря, черная просто напросто игнорировала волка. Сглотнув, черная хмыкнула, вскидывая голову к небу и замирая в своей позе, мысли все еще не желали посетить ее головушку.

+1

16

Черная ему не отвечала. Вместо этого она вскинула голову и гордо молчала. Рейн смерил её внимательным взглядом. Она была грязная, худая, измученная. Ей не пошло на пользу сидение в яме, зато она была достаточно измотана, чтобы практически не оказывать сопротивления.
- Глупая кукушка,- фыркнул волк с усмешкой. Что имел он ввиду под этим высказыванием непонятно, но что-то в голове серого определенно было. Не собираясь подниматься и тем самым показывать, что лапа его еще не зажила, волк решил все же воспользоваться помощью подчиненных. Обернувшись к себе за спину, где сидел его сопровождающий, Рей хитро сощурился и кивнул в сторону самки. Серо-белая волчица кивнула, поднялась и подошла к пленнице. Схватив ту за шкирку, с силой подтащила её к воде и, подбив лапы, скинула в озеро, образованное вокруг водопада. Затем прыгнула туда следом, дабы поддержать черную и не дать ей утонуть. Хорошенько встряхнув её за шкирку и "замочив" в прибрежной воде, серо-белая помощница вытащила незнакомку вновь на берег, давая той отдышаться.
За все это время Рейн позволил себе лишь выпустить на морду едкую усмешку. Он следил за реакцией черной и был уверен, что сейчас на него обрушится поток проклятий. Ведь даже связанная морда не лишит эту нахалку желания пускать в ход свой острый язычок.
- Хм... А что если... Да, думаю это будет интересно. Пора уж размяться и хватит нежиться здесь, когда моя партнерша по игре так ждет меня,- наконец серый покинул свое место, спрыгнув на землю. Он уже мог опираться на лапу, ведь хорошо наложенная шина вместе с заживляющей смесью из растений творили чудеса. Однако, пускать поврежденную конечность в ход он пока не спешил. Приблизившись к черной, слегка прихватил её ухо, а затем прошептал горячо и тоном не терпящим возражений:
- Ты пойдешь со мной,- затем отстранился и махнул хвостом помощнице, что она может идти. Серо-белая самка засомневалась, осматривая пленницу, но получив недовольный взгляд вожака, хмыкнула и пошла прочь. Рейн рассчитывал, что черной станет интересно и она последует за ним. Если же нет... Да какой выбор у неё был? Вокруг были стайные волки, которые выглядели расслабленными, но их было здесь полно и попытка к бегству вряд ли окончится удачей. Так же, он надеялся, что самке элементарно станет интересно, ведь не мог он ошибиться в выборе партнера по игре?
Серый еле заметно прихрамывая и почти не опираясь на больную лапу последовал по тропке в гущу леса.

+1

17

Черная, конечно же, услышала шаги серой. Черная, конечно же, понимала, что ей лучше проснуться от наблюдения неба, но.. Она не шевельнулась, ни когда та взяла ее за холку, ни когда та тащила ее к воде. Гордое игнорирование всего, однако, разрушила вода. Вот только серая схватила ее и там. Живот больно скрутило.
Оказавшись на берегу она откашлялась, но, однако, встряхиваться не стала, как и говорить, зато не удержалась от уничтожающего взгляда в сторону волка. Усмехаешься, падла? Усмехайся-усмехайся. Этого мало, чтобы заставить меня говорить. Оставшись лежать на месте, черная снова подняла взгляд к небу, стараясь игнорировать серого и показать ему свою незаинтересованность в нем. Вот только серый решил иначе, слегка сжав ее ухо, к удивлению, и своему, и, возможно, серого, она не шевельнулась, продолжая пилить своим взглядом голубое небо.
- Ты пойдешь со мной,- Ты думаешь пойду? Индиго бросила недовольный взгляд на волка, слушаться ей совсем не хотелось, поэтому первое время она не шевелилась. Вот только понимание, что и оставаться среди стайных она не могла, дошло слишком быстро. Она была одиночкой, ей была противна стая, шум и волки, особенно большое скопление...
Поморщившись, черная поднялась на лапы, с какой-то тоской глянув на водную гладь: она все еще хотела пить; и поплелась следом за волком. Походка у нее изменилась: Индиго опустила голову на уровень своих плеч, хвост же был полуопущен, она не сводила своих глаз с серого, на лапу не вступала, уже привыкнув, что она нерабочая, по крайне мере сейчас. От волка она держалась подальше, не догоняя его, но и не отставая.   
  Вдруг Ди упала, что ее саму довольно удивило. Попытка встать провалилась, хмыкнув, черная улеглась поудобнее, все еще глядя на серого. Прикинув в голове расстояние, они прошли достаточно, поэтому и слушать его она не обязана. устала

+1

18

Рейн медленно шел по лесной тропке, извилистой и юркой, как молодой ужонок. Поступь его была грациозной и полной собственного достоинства. Не хотелось никуда торопиться, хромать как калека и сжимать зубы от боли, которая все еще присутствовала. Так и не обратив внимание на шедшую следом черную, волк зарылся глубоко в свои раздумья. Откровенно говоря ему было насрать на эту наглую пленницу. Она вызывала в нем ураган каких-то странных, смешанных эмоций, заводила в душе бурю страстей, однако если отбросить все иррациональное - оказывалось, что нет совершенно никаких причин её убивать или держать в живых. Никакой зацепки.
- Всего лишь любопытная одиночка. Она не охотилась на нашей территории, не пыталась что-то украсть, не нападала первой. Просто проходила мимо. Её могли бы убить прямо там, у границы или просто прогнать,- задумавшись о том, что каким-то совершенно непонятным и несуразным образом эта самка оказалась его ответственностью, серый не сразу заметил, что не слышен перебивающийся шаг позади. Остановившись, он обернулся и осмотрел лежащую волчицу. Она продолжала строить из себя недотрогу.
- Если ты останешься здесь, то снимешь с меня ответственность за принятие решения, что же с тобой делать. Я даже скажу тебе спасибо, раз уж ты сама решишь по тихой умереть. Тихо конечно получится вряд ли, ибо ночные разбойники любят поиграть. Даже с беспомощными. Но... Моя совесть хотя бы будет чиста,- Рейн довольно выдохнул, явно обрадовавшийся такому раскладу, и направился дальше по одному ему заметной тропке средь нестройных стволов зеленеющих деревьев.

+1

19

Насчет волка. У нее складывалось странное впечатление. Во-первых, он не был похож на вожака или его окружение, во-вторых, его боялись, может быть даже больше, чем альфу, а в третьих, он вел себя слишком... необычно, что ли? Фыркая, Индиго не собиралась вообще ни коем образом разбираться в этом волке. Ей нужно было просто напросто уйти, верно? Она никого не убила, не охотилась, просто схватило любопытство. Хотя, его действие с ямой ее напрягло, ведь она действительно вполне могла подумать. А если бы она была из другой стаи? Хотя, разница то, характер не поменялся бы.
- Если ты останешься здесь, то снимешь с меня ответственность за принятие решения, что же с тобой делать. Я даже скажу тебе спасибо, раз уж ты сама решишь по тихой умереть. Тихо конечно получится вряд ли, ибо ночные разбойники любят поиграть. Даже с беспомощными. Но... Моя совесть хотя бы будет чиста,- Ага, ночные разбойники, единственный страх ночи здесь - это ты. Стоп.. то есть, я могу идти куда хочу? Волчица не поверила словам, все еще не шевелясь, она медлила. Уши тихо упали, а вид перестал быть замучено мертвым, кажется, водичка пошла на пользу.
- Давай я избавлю тебя от ответственности за мою драгоценную шкурку? - хрипло протянула черная, все же находя в себе силы подняться. Надежды было мало, но попробовать она должна. - Где границы? - К таким как ты, даже разбойники не полезут, хотя, границы ведь и на самом деле где-то близко? Черная потянула носом, она немного забыла о "наморднике", да он ей и не больно мешал. Сделав шаг куда-то в сторону, она про волка, почему-то, забыла. Пить хочу. Состояние, не то, чтобы было плохим, просто заражение подхватить Индиго вполне могла, а без еды и воды организм ослаб, что тоже не радовало черную.

+1

20

- Драгоценную? Да ты и дохлой вороны не стоишь, калека,- отозвался серый, дернув хвостом и все же обернувшись на самку. Кажется, она немного оживилась, узнав, что может сбежать.
- Границы? Кхм, ты же не серьезно? Ты находишься в самом сердце территории моей стаи. До ближайшей границы не меньше дня ходу здоровому крепкому волку. А если ты выберешь неверное направление, то непременно выйдешь к скалам, вместо упругих зеленых холмов за пределами,- кажется Рейна начинала забавлять ситуация, однако он не собирался помогать черной. Солнце и прям приближалось к горизонту, а значит вскоре одному, да еще и раненному, ему будет не безопасно здесь бродить. Стая около водопада начала собираться коротким зовом. Он хотел прибыть к скале раньше их, а потому сидеть и разговаривать с самкой времени не было.
На этот раз серый пошел не оборачиваясь. Он понимал, что у черной всего два выхода - смерть где-то в чаще леса от клыков разбойников или голода, либо идти следом за ним, так как он был единственным в радиусе её досягаемости, кто знал эти территории.
- Устал, хватит этих сюсюканий. Если она пойдет следом, ночью придушу её и дело с концом. Она начинает становиться обузой, заставляет думать меня о её жизни. А мне и своих проблем хватает, чтобы еще о ком-то печься,- Рейн был крайне раздражен и перестал замечать, как довольно сильно наступает на лапу. Еще один шаг и острый камушек попадает на подушечку лапы, волк взрыкивает от боли и останавливается. Снова эта черная вывела его из себя даже не будучи рядом. Пару раз лизнул лапу и уже более осторожно пошел.
Добравшись до скалы, волк прошел по узкой тропке наверх и нырнул в свою пещеру.
- Надеюсь, она сдохнет где-нибудь там и перестанет вешать на меня свою никчемную жизнь...

+1

21

- Драгоценную? Да ты и дохлой вороны не стоишь, калека,- волчица обернулась к волку, состроив милую улыбку, она не пожелала оставить без ответа такую лестную реплику.
- Ты мне тоже очень нравишься, Душка, - сладким голоском, подавись, протянула черная, все еще строя из себя милую и невинную.
- Границы? Кхм, ты же не серьезно? Ты находишься в самом сердце территории моей стаи. До ближайшей границы не меньше дня ходу здоровому крепкому волку. А если ты выберешь неверное направление, то непременно выйдешь к скалам, вместо упругих зеленых холмов за пределами,- Немного подумав, волчица усмехнулась.
- Вот туда-то мне и надо. Ну и где твое "неверное" направление? - голос сменился на обычный. Усевшись на землю и понимая, что это может затянуться надолго, волчица решила, что лучше бы ей не терять силы попусту, ведь их действительно оставалось не так уж много.
Волк ушел. Что же, черная побродила по округе недолго, ведь ей, почему-то, казалось, что она попалась где-то рядом. Вот только найти ничего, чтобы привело ее обратно за скалы не удалось. Выдохнув, она решила все таки найти этого серого. Лучше бы разбойники попались
Следы волка она нашла достаточно быстро, но шла медленно, только сейчас она вспомнила, что зубы ее бесполезны, что, однако, заставило ее потратить еще некоторое время на снятие "намордника", затем же, она явно приобрела энтузиазм доканать серого до белой горячки.
К ее великому удивлению, в лагере на нее внимание не обратили, а если и обратили, то не подали намека. Может быть, окружение серого так влияло, кто знает. Взобравшись наверх, а в принципе, почему мне не попросить кого-то из его стаи? Хотя... Они ненормальные, как и он сам, так что лучше уж к нему, он один, хотя...
  С какой-то гаденькой усмешечкой, волчица предстала перед ним, усевшись, обвивая хвостом лапы на манер лисицы, она вскинула голову, все таки ей не хотелось выглядеть уж больно низкой.
- Притомился, Бедный?

0


Вы здесь » †Волки: подпись кровью† » Шаг назад » [Альтернатива] Встреча вне времени


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC